НОВЫЙ
ЗАВЕТ:
 
ВЕТХИЙ
ЗАВЕТ:
 

оцените наш сайт:

Апокрифы, околохристианские тексты

Библиотека Наг-Хаммади | Новозаветные апокрифы | Ветхозаветные апокрифы | Герметизм | Гностицизм | Свитки Иудейской пустыни | Исследования


Выбрать на нашем сайте подарки в упаковке из картона он-лайн заказ
Гермес к Тату


 

1. Постигнуть Бога трудно, передать же Его невозможно даже тому, кто способен Его постигнуть. Ибо невозможно тому, кто есть тело, обозначить бесплотное, и невозможно несовершенному постигнуть совершенное, и трудно временному войти в сообщество с вечным. Ведь одно есть всегда, а иное проходит; одно есть Истина, иное - только воображаемая тень; и существует такая огромная разница между наиболее слабым и наиболее сильным, между самым маленьким и самым большим, как между смертным и божественным.

2. И эта разница, разделяющая их, мешает созерцать Прекрасное. Разумеется, наши глаза могут видеть тела; и то, что видит око, может высказать язык; но то, что не имеет ни тела, ни видимости, ни очертаний и что даже не состоит из материи, то не может восприниматься ощущениями. Я постигаю мыслью, о Тат, я вижу то, что невозможно выразить, - Бога. (Стобей, "Антология", LXXVIII.)
 

На

1. Говорить об Истине с уверенностью, о Тат невозможно для человека, несовершенной твари, составленной из несовершенных членов и сложенной, что касается оболочки, из многочисленных разнородных тел. Но что возможно и справедливо сказать, то я говорю: Истина есть только в телах вечных" чьи

2. сами тела истинны - огонь, который есть Огонь в самом себе и не что иное, земля - Земля в самой себе и не что иное, воздух - Воздух в самом себе и не что иное, вода Вода в самой себе и не что иное. Наши же тела, напротив, составлены из всех этих стихий вместе: в них есть и огонь, и земля, и вода с воздухом, однако они не суть ни огонь, ни земля, ни вода, ни воздух, ни что-либо истинное. И если с самого начала наш состав не есть в себе истинный, то как же мы можем видеть или выражать Истину? Разве что если бы на то была Воля Божия.

3. И все земные вещи, о Тат, не суть истинные, но наследование Истины, и даже не все из них, но лишь немногие.

4. Остальные суть обман, заблуждение, о Тат, наваждения, существующие только как видения и о6разы. Однако когда видимость получает влияние свыше, она становится подобием Истины, но без энергии свыше она остается в состоянии обмана. Она напоминает тело, представленное на изображении, но само по себе не отождествляемое с видимостью предмета, который мы рассматриваем непосредственно. У него есть глаза, но оно ничего не видит; у него есть уши, но оно совершенно ничего не слышит; все иные части тела, они, несомненно, тоже есть, но это лишь подобия, обманывающие взгляд зрителей - им кажется, что они видят действительность, но на самом деле это только обман.

5. Те, кто видит не обман, видят Истину. [Предложение испорчено. Скотт предлагает: Те, кто видит видимость, видят обман, но те, кто видит вещи, видят Истину.] Если мы постигнем или увидим каждую из вещей такой, какая она есть, мы постигнем или узрим Истину, если же мы их увидим иными, чем они есть, то мы не узнаем ничего из Истины.

6. Тат: Значит, Истина действительно существует на земле, а не выдумана нами!

Гермес: Ты ошибаешься, сын мой. На земле вовсе нет Истины, она и не может быть здесь. Случается так, что некоторые из людей воспринимают Истину - это те, кого Бог наградил способностью видеть ее.

7. Тат: Значит, следует думать и говорить, что на земле нет ничего истинного?

Гермес: Я думаю и говорю: "Все есть видимость и наваждение"; именно в этом, что я говорю, и состоит Истина.

Тат: Но хотя бы то, что человек думает и говорит вещи истинные, не следует ли это назвать Истиной?

8.[Гермес:] Нужно думать и говорить то, что есть: нет ничего истинного на земле. Вот в чем состоит Истина: что нет ничего истинного на земле. И как могло бы быть иначе, сын мой?

9. Истина - наивысшая степень совершенства, чистое Благо, не испорченное материей и не одетое в тело, нагое Благо, явное, нерушимое, высочайшее, неизменное. Но здешние, земные вещи, сын мой, ты видишь, каковы они: неспособные воспринимать Благо, тленные, подверженные страданиям, разлагающиеся, подвижные, вечно пребывающие в состоянии изменения из одной формы в иную.

10. Эти вещи, которые не истинны даже по отношению к себе самим, как они могут быть истинными вообще? Ведь всякая изменяющаяся вещь есть обман, поскольку она не остается в своем существовании, но переходит из одной формы в иную, все время представляя нам новые формы.

11. Тат: Даже человек не истинен, отче?

Гермес: Как человек он не истинный, сын мой. Ибо истинное состоит только из самого себя и сохраняется таким, какое оно есть. Человек же состоит из нескольких стихий и не сохраняется таким, каков он есть, напротив - он изменяется и переходит из одного возраста в иной и из одних очертаний в иные. Даже родители по истечении короткого промежутка времени не узнают своих детей, и похоже, что дети тоже не узнают своих родителей.

12. Существо, изменяющееся таким образом настолько, что его невозможно узнать, истинно ли оно, о Тат? Или же напротив, оно есть обман, поскольку в своих изменениях оно проходит через столько различных форм? Усвой, что в особом смысле истинно то, что вечно и неизменно непрерывно. Человек же не вечен, и следовательно, он не истинен. Человек есть некая видимость, а видимость может быть только наибольшим обманом.

13. Тат: Но тогда, отче, эти вечные тела тоже не истинны, поскольку они изменяются?

Гермес: Ничто из того, что рождено и что подвержено изменению, не истинно, но поскольку эти тела были сотворены Самым Первым Отцом, то они могли получить от него истинную материю. Однако эти тела тоже содержат в себе обман, поскольку они изменчивы, ибо ничего из того, что не сохраняет в себе свою тождественность, не истинно.

14. Тат: Но тогда, отче, что же можно назвать истинным?

Гермес: Истинным можно назвать только Солнце, ибо, в отличие от всего остального, оно не изменяется, но остается тождественным самому себе. На него одного возложена забота о том, чтобы все в мире содержать в Порядке. Оно есть царь над всеми вещами и производит их все; именно его я обожаю и преклоняюсь пред его истинностью; после Единого и Первого именно его я признаю творцом.

15. Тат: Но, отче, можно ли сказать, что существует Первая Истина (Менар, Скотт: Какова же первая Истина?)?

Гермес: Единственно-Сущий, о Тат, Тот, Кто составлен не из материи, Кто не есть в теле, у Которого нет ни цвета, ни очертаний, Который не изменяется и не перевоплощается, Который есть всегда.

16. А все, сын мой, что есть обман, - разрушается. Провидение Истины содержит и всегда будет содержать все, что есть на земле, подверженным разрушению. Ибо без разрушения не может быть и рождения: за всяким рождением следует разложение, чтобы все рождалось снова. Ведь то, что рождается, обязательно должно родиться из того, что разлагается, и то, что рождается, обязательно должно разложиться, чтобы не было остановки в рождении всего сущего. Признай же в этом первопричину рождения всего сущего (Менар: Узнай же Творца в этом рождении существ). Существа, рожденные из разложения, могут быть только обманом, ведь они становятся то тем, то иным; невозможно, чтобы они вновь родились точно такими же. А как то, что не возрождается точно таким же, может быть истинным?

17. Потому следует назвать эти существа видимостями, сын мой, если мы их верно называем: человек есть видимость человечества, дитя есть видимость дитяти, отрок есть видимость отрока, муж есть видимость мужа, старец есть видимость старца. Ибо ни человек не есть поистине человеком, ни дитя - дитем, ни отрок - отроком, ни муж мужем, ни старец - старцем.

18. Изменяясь, вещи обманывают, и те, которые были изначально, и те, которые суть сейчас. Так воспринимай же, сын мой, все это как обманчивые проявления здесь, на земле, того, что зависит от высшей Истины; и поскольку это так, то я называю обман произведением (Менар: выражением) Истины. (Стобей, "Антология", XI.)
 
 
 

II 1. Я начал писать этот трактат прежде всего из любви к людям и из веры в Бога, сын мой. Ибо никогда не было иного истинного благочестия, чем то, которое состоит в постижении сущего и в выражении Творцу благодарности за них, что я до конца не перестану делать.

2. Тат: Как же тогда мудро употребить жизнь, отче, если нет ничего истинного в подлунном мире?

Гермес: Будь набожным, сын мой. А кто желает быть набожным в наивысшей степени, тот занимается философией, ибо без философии невозможно достичь наивысшей набожности. Тот, кто познал, какие есть роды вещей, в какой они приведены Порядок, кем и по каким признакам, воздаст должное Творцу за все, как доброму отцу, щедрому кормильцу и верному опекуну; а воздавая должное, он будет благочестивым.

3. А будучи благочестивым, он будет знать, где есть Истина и что она есть, и с этим Знанием он станет еще более набожным. Действительно, сын мой, когда душа, хотя и воплощенная, умеет стать достаточно легкой, чтобы достигнуть восприятия истинного Блага и настоящей Истины, обратной дороги для нее уже нет. Ибо, познав чудесную любовь, забыв все зло, душа, постигшая своего Праотца, уже не может отделиться от Блага.

4. Вот, сын мой, какова цель набожности. Если ты в этом преуспеешь, то твоя жизнь будет достойной, а твоя смерть будет счастливой, ибо твоя душа будет знать, куда ей лететь.

5. Именно это единственный путь к Истине. Наши предки уже последовали им и пришли к обладанию Благом. Это чудесный путь, но душе трудно по нему идти, поскольку она заточена в тело.

6. И ей необходимо сначала вступить в борьбу с самой собой, произвести в себе великое разделение и позволить победить только одной части себя. Один сражается здесь против двоих: этот пытается уйти, те же увлекают его вниз, и получается разлад и великая борьба между этими частями: одна желает уйти, другие стараются ее удержать.

7. Один или иные одержат победу - это не одно и то же: ведь один стремится к Благу, а иные населяют владения зла, один воздыхает по свободе, иные же обожают рабство. Если две части побеждены, они остаются заточенными в самих себе, лишенные общества праведной части; но если один оказался повержен, то он уводится двумя в плен и находит свое наказание в жизни, которую он ведет здесь, на земле.

8. Вот, сын мой, твой путеводитель по пути вверх. Тебе необходимо, сын мой, прежде чем достигнуть цели, оставить тело, победить в борьбе жизни (Менар: поддержать жизнь в ее борьбе) и, однажды победив, начать вознесение. (Стобей, "Физические эклоги", XLIII, 1.)
 
 
 

III 1. Всякая душа бессмертна и всегда пребывает в движении. Мы уже говорили в Общих понятиях, что движения происходят либо от Сил (Скотт: либо от тел (Скотт: душ).

2. Кроме того, мы говорим, что душа вышла из некоей сущности (усия), которая не есть материя, поскольку душа бесплотна, и что эта сущность также бесплотна. Ибо все, что пришло к существованию, неизбежно вышло из иной вещи.

3. Все сущее, за чьим рождение следует порча, обязательно имеет как постоянные качества два движения: движение души, которым оно движимо, и движение тела, благодаря которому оно растет, уменьшается и разлагается на составные части. Так я определяю движение смертных тел.

4. Что касается души, то она все время пребывает в движении, поскольку она непрерывно движет саму себя и производит движение иных вещей. А потому всякая душа бессмертна и всегда есть в движении, поскольку ее движение есть ее собственная деятельность.

5. Существует три рода душ: божественная, человеческая и бессловесная. Божественная душа есть сила Его божественного тела, ибо именно в этом теле она движется и именно это тело она приводит в движение.

6. Когда душа выходит из смертных существ после отделения от своих бессловесных частей, она однажды входит в божественное тело и движется в нем; будучи всегда подвижной, она увлекается в круговое движение Вселенной.

7. Что касается души человеческой, она также имеет нечто божественное, но, кроме того, к ней прикреплены части, лишенные рассудка, отвращение и вожделение. Эти части, несомненно, бессмертны, поскольку они суть Силы, но они суть Силы тел смертных, потому они значительно удалены от части божественной, пребывающей в божественном теле. Но когда эта божественная часть оказывается в смертном теле, эти иные части также входят в него, и всегда с их приходом составляется человеческая душа (Скотт: душа становится порочной).

8. Души тварей бессловесных состоят из отвращения и вожделения. По этой причине существа этого рода названы лишенными рассудка, ибо они лишены рассудочной части души.

9. И постигни, наконец, что на четвертом месте есть душа вещей неодушевленных, которая, находясь вне тел, приводит их в движение. Она может находиться только в божественном теле, в котором она движется сама и, так сказать, попутно движет тела, лишенные души. (Стобей, "Физические эклоги", LII, 5.)
 
 
 

IV 1. Тат: Ты мне хорошо объяснил суть вещей, отче, но научи меня еще вот чему. Ты когда-то говорил, что наука и ремесло" суть деятельность рассудочной части. Сейчас же ты говоришь, что твари бессловесные называются и суть в действительности лишенные рассудка, поскольку они лишены рассудочной части; из этого следует, что твари бессловесные не имеют отношения ни к науке, ни к ремеслу, ибо они лишены рассудочной части.

2. Гермес: Обязательно, сын мой.

Тат: Тогда почему же, отче, мы видим, что некоторые животные используют науку и ремесло, как, например, муравьи, запасающиеся продовольствием на зиму, пернатые, строящие себе гнезда, четвероногие, умеющие распознавать каждый свое логово?

3. [Гермес:] Поступая так, сын мой, они руководствуются не наукой и не ремеслом, но даром Природы. Наука и ремесло суть вещи, которые преподаются, а никакой зверь никоим образом не обучается. То, что произведено даром Природы, произведено вселенской силой, а то, что произведено наукой и ремеслом, принадлежит не всем, но тем, кто научился. То, что производится у всех, есть плод деятельности Природы.

4. Так, например, у всех людей взор устремлен вверх, но не все они музыканты, лучники, охотники и так далее. Лишь некоторые из них чему-либо научились благодаря науке и ремеслу.

5. Точно так же, если бы какой-либо один муравей действовал так, как ты говоришь, а иные - нет, то у тебя были бы основания говорить, что это благодаря науке они так поступают и что это благодаря ремеслу они накопляют продовольствие. Но поскольку всех их в равной мере толкает к этому действию Природа, даже без их желания, то становится ясно, что это не наука и не ремесло определяют их действия.

6. (У Скотта - параграф 1.) Силы, о Тат, хотя и бесплотные сами по себе, действуют в теле и посредством тела. Поскольку они бесплотные, то я называю их также бессмертными, но так как они не могут действовать независимо от тела, то я говорю, что они всегда в теле.

7. (У Скотта - 2,3,4.) То, что в зависимости от Провидения и Необходимости имеет свою причину и конец, никогда не может оставаться в бездействии. Сущее будет существовать всегда, ибо именно в этом его тело и жизнь; из этого следует, что тела будут существовать всегда. Посему я говорю, что сотворение тел - действие вечное. Ведь если земные тела разлагаемы, если необходимо, чтобы тела существовали как местопребывание и орудия энергий, если энергии бессмертны, если бессмертное существует всегда, то сотворение тел есть действие (Фестюжьер: действие энергий), и оно вечно (Фестюжьер: если оно действительно вечное).

8. (5) Силы, сопровождающие душу, не приходят все вместе: одни действуют со времени рождения души в частях, лишенных рассудка; иные, более чистые - в меру прошествия лет, - в рассудочной части.

9. (6) Эти Силы привязаны к телу. С одной стороны, что касается телесных Сил, они спускаются из божественных тел в тела смертные; с другой стороны, каждая из Сил воздействует либо на тело, либо на душу. Но что касается души самой по себе, она [не) существует независимо от тела. Силы, вне сомнений, существуют всегда, но душа не вечно пребывает в смертном теле - она может существовать и вне тела, тогда как Силы не могут существовать независимо от тела.

10. (7) В этом состоит священная речь: без души тело не может содержаться в целости, но может обладать определенными свойствами (Менар: существовать; Скотт: иметь в себе действующие Силы; Фестюжьер: быть таким или иным; текст, очевидно, искажен).

Тат: Что ты хочешь этим сказать, отче?

Гермес: Ты должен понять вот что, о Тат. Когда душа покидает тело, оно продолжает существовать, но подвергается воздействию Сил, разлагающих его, и в конечном итоге оно становится бесформенным (Менар, Скотт; исчезает). Эти изменения не могут осуществляться без воздействия силы: таким образом, эта сила действует в теле после того, как душа вышла из него.

11. (8) Вот в чем состоит разница между телом бессмертным и телом смертным: тело бессмертное состоит только из одного рода материи, но смертное - нет; кроме того, первое воздействует на иные вещи, другое же испытывает воздействие. Бессмертное тело властвует, смертное же пребывает во власти; первое свободно и приказывает, второе - в рабстве и подчиняется.

12. (9) Силы воздействуют на тела не только одушевленные, но и на неодушевленные, например, на древесину, камни и иные вещи этого рода: благодаря воздействию Сил они растут, дают плоды, созревают, портятся, разлагаются, гниют, превращаются в прах, то есть они производят в них все изменения, которые, как мы видим, происходят с неодушевленными телами. Ибо именно тогда идет речь о воздействии Силы, сын мой, когда она произвела какое-либо явление (Менар: Энергией называется все то, что производит изменение, становление).

13. (10) Всегда должно быть рождение, и рождение многих существ или, скорее, всего сущего. Ибо мир никогда не лишен какой бы то ни было вещи (Менар: из тех, которые рождаются; Скотт: из тех, которые суть): своим движением он непрерывно рождает в себе существа, которые никогда не перестанут разлагаться.

14. (11) Пусть же тебе будет ясно, что всякая Сила бессмертна, какой бы она ни была и в каком бы теле она ни пребывала (Менар: производилась; Скотт: действовала).

15. (12) Среди Сил одни присущи телам божественным, иные телам смертным; одни суть общие, еще иные - частные. Одни присущи родам, иные - каждой из частей (Менар: одни воздействуют на роды, иные - на каждую из их частей). Божественные Силы воздействуют на тела вечные; они совершенны, поскольку воздействуют на тела совершенные. Силы общие воздействуют на каждый род живых существ. Силы же частные воздействуют на каждую из существующих вещей.

16. (13) Вывод этой речи, сын мой, состоит в том, что Вселенная преисполнена действующих Сил. Если необходимо, чтобы Силы пребывали в телах, и если в мире есть множество тел, то я говорю, что Силы более многочисленны, чем тела. Ведь часто в одном теле суть одна, две, три Силы, не говоря уже о Силах всеобщих (Скотт: которые сопутствуют рождению тел). Я называю всеобщими Силы, имеющие особое отношение к телу и проявляющиеся через ощущения и движения. Без этих Сил тела не могли бы существовать (Скотт: быть составлены). Есть еще иные особые Силы в душах людей, проявляющиеся в ремеслах, науках, занятиях.

17. (14) Последствия действия Сил суть также ощущения, или, скорее, ощущения суть итоги воздействия Сил.

18. (15) Постигни же, сын мой, разницу, существующую между ощущением и действующей Силой. Сила ниспослана свыше, ощущение же есть в теле и из него черпает свою сущность, оно получает Силу и проявляет ее, так сказать, воплощая ее. Поэтому я говорю, что ощущения телесны и смертны, поскольку они существуют лишь столько, сколько существует тело: ведь они рождаются тогда же, когда и тело, и вместе с ним умирают.

19. (16) Что же касается тел бессмертных, они не имеют ощущения по причине их иной сущности. Ведь ощущение не дает почувствовать ничего, кроме удовольствия и зла, которые приключились телу или, напротив, миновали его. А с телом вечным ничто не случится и ничего его не минует, и в этих телах нет места для ощущений.

20. (17) Тат: Всем ли телам (Скотт: телам, подверженным изменениям) присуще ощущение?

Гермес: Да, сын мой, и Силы действуют во всех телах (Скотт: таких телах).

Тат: Даже в телах неодушевленных, отче?

Гермес: Даже в них, сын мой. Но бывают ощущения разного рода. Ощущения существ рассудочных сопровождаются рассудком, ощущения же тварей бессловесных - чисто телесные; (18) ощущения вещей неодушевленных суть еще ощущения, но они суть страдательные и имеют отношение только к росту и уменьшению. Страдания и ощущения исходят из одной вершины и сходятся в одной точке, под влиянием Сил.

21. (19) В существах одушевленных действуют две иные Силы, происходящие от ощущения и страдания: печаль и радость. Существо одушевленное, особенно существо рассудочное (Скотт: лишенное рассудка), без них не могло бы ничего ощущать. Потому я говорю, что это способы ощущения существ рассудочных или, скорее, всех живых существ (Скотт: печаль и радость присущи скорее тварям бессловесным, чем человеку, так как бессловесные твари состоят из них в большей мере, чем человек; Фестюжьер: эти два свойства имеют наибольшую власть над существами рассудочными). Силы действуют, ощущения проявляют Силы.

22. (20) Будучи телесными, печаль и радость производятся частями души, лишенными рассудка, потому я говорю, что и одно, и другое суть злые. Радость, по причине которой ощущение сопровождается наслаждением (Менар: то есть ощущение, сопровождающееся наслаждением), сразу становится причиной многочисленных зол для того, кто ее испытывает; печаль же делает страдания и боли еще более жестокими, потому справедливо будет сказать, что и одно, и другое суть злые.

23. (21) Тат: Одинаково ли ощущение души и тела, отче?

Гермес: Что ты называешь ощущением души, сын мой? Разве душа не бесплотна, а ощущение - тело?

Тат: Ощущение должно быть тело, ибо оно существует в теле.

Гермес: Если мы назовем ощущение бесплотным и поместим его в тело, сын мой, то мы сделаем его подобным душе или Силам: ведь они, как мы говорили, бесплотны и пребывают в теле. Но ощущение не есть ни Сила, ни душа, ни что-либо иное из бесплотного. А если оно не бесплотно, то, следовательно, оно есть тело, ибо нет ничего, что не было бы телесным либо бесплотным. (Стобей, "Физические эклоги", XLIII, 6.)
 
 

V 1. Господь, Творец всех бессмертных вечных вещей, о Тат, сотворив однажды их все, перестал творить их сейчас. Предоставив их самим себе и соединив их одни с другими, он их оставил идти своим путем, ни в чем не нуждаясь, ибо они бессмертны. Если они и нуждаются в чем либо, то они нуждаются одно в другом, но ни в каком вмешательстве извне, поскольку они бессмертны. Ибо Творцу нужно было сотворить их такими, чтобы их природа была бессмертна.

2. Что касается нашего творца, который есть в теле, то он, сотворив нас, непрерывно творит и будет творить тела, подверженные разрушению и смерти. Ибо ему не было дано повторить своего Творца по той простой причине, что это невозможно. Действительно, Один сотворил из сущности первичной, бесплотной; другой же сотворил нас из вещества телесного, сотворенного.

3. Потому вполне естественно, если судить справедливо, что эти тела бессмертны, ибо они вышли из бесплотной сущности; наши же тела, поскольку они сделаны из материи телесной, подвержены смерти и разложению

4. и требуют непрерывного участия по причине их слабости. Иначе как же связи, удерживающие наше тело в единстве, могли бы противостоять различным воздействиям, если бы они непрерывно не подпитывались и не восстанавливались стихиями той же природы, что и они сами? Ведь мы получаем постоянный приток земли, воды, огня и воздуха, поддерживающих нашу оболочку.

5. Сами же мы настолько слабы, что не можем выдержать ни одного дня движения. Будь уверен, сын мой, что если бы наши тела не отдыхали ночью, мы бы не продержались и дня. Потому наш благой Творец, знающий все заранее, чтобы сделать возможной жизнь живых существ, создал сон, восстанавливающий их от усталости после движения, и предопределил каждому из двоих равные отрезки времени или, скорее, большую часть времени - отдыху.

6. Постигни, сын мой, великое значение (Менар: энергию; Скотт: работу) сна, противоположное значению души, но отнюдь не меньшее. Ибо как душа ведает движением, так тело не может жить без сна, так как он есть расслабление и отдых связей, которые суть в теле,

7: и своим внутренним действием оно усваивает необходимую каждому члену пришедшую снаружи материю: воду - крови, землю - костям и костному мозгу, воздух - нервам и венам, огонь - очам. Поэтому тело испытывает наивысшее наслаждение, когда сон выполняет свою работу. (Стобей, "Физические эклоги", XLIII, 8.)
 
 

VI 1. Тат: В предыдущих общих речах ты обещал дать мне объяснения тридцати шести деканов - объясни же мне теперь их природу и деятельность.

Гермес: Я не отказываюсь от этого, о Тат, и из всех моих речей эта может иметь наибольшее значение и служить венцом всех остальных. Представь же себе вещи следующим образом.

2. Я тебе говорил о зодиакальном круге, иначе говоря, о круге, несущем животных, а также о пяти планетах, Солнце, Луне и о каждом из их кругов.

Тат: Да, ты говорил мне об этом, о Триждывеличайший.

Гермес: Я хочу, чтобы сейчас, когда мы говорим о тридцати шести деканах, ты вспомнил то, что я говорил тогда, чтобы сия речь о деканах была тебе понятна.

Тат: Я вспомнил то, что ты говорил мне, отче.

3. Гермес. Я когда-то говорил, сын мой, что существует тело, охватывающее всю совокупность мира,- представь же себе и это тело круглым, ибо такова есть форма Вселенной.

Тат: Я представляю себе ее такой, как ты говоришь, отче.

Гермес: Теперь представь себе, что под кругом этого тела расположены тридцать шесть деканов - между Вселенной и кругом зодиака, отделяя эти два круга друг от друга и, так сказать, поддерживая круг Вселенной и ограничивая зодиак,

4. перемещаемые с планетами вдоль зодиака. При вращении Вселенной они имеют ту же силу, что и семь планет, но в обратном смысле, и они удерживают тело, охватывающее мир, так как, вмещая все и не удерживаемое ничем, оно могло бы достигнуть крайней быстроты; они ускоряют движение семи иных кругов, поскольку эти движутся медленнее, чем круг Вселенной; таким образом, движения этих кругов и Вселенной необходимы.
 

5. Представим же себе деканы ответственными за вращение семи кругов планет и круга Вселенной, более того - стражами всего, что есть в мире; они ведают всеми вещами, удерживая их единство и Порядок.

Тат: Я себе хорошо это представляю, отче, согласно тому, как ты говоришь.

6. Гермес: Кроме того, ты должен понять, Тат, что они не подвержены тем же превратностям, которым подвержены иные звезды. Им не приходится останавливаться, будучи задержанными в своем движении, они не встречают на своем пути препятствий, которые обратили бы их в попятное движение, они даже не охвачены солнечным светом - все то, чему подвержены иные звезды. Свободные, выше всех иных вещей, они подобны бдительным стражам и смотрителям Вселенной, они хранят ее, обходя ее в пространстве днем и ночью.

7. Тат: Они также оказывают воздействие и на нас, отче?

Гермес: Огромное воздействие, сын мой. Ведь если они влияют на небесные тела, то как же они могли бы не влиять на нас, на каждого в отдельности и на человечество вообще?

8. Так, сын мой, сила. Бездействующая на все события и на всех людей, происходит от деканов, я здесь привел бы как пример смену царей (Менар, Скотт: перевороты царств), бунты в городах, голод, моры, эпидемии чумы, наводнения, землетрясения, - ничего этого не было бы, сын мой, без влияния деканов.

9. Обрати свое внимание также на следующее: поскольку деканы оказывают свое влияние на небесные тела, а мы находимся под господством семи планет, то разве ты не видишь, что влияние деканов достигает нас, либо как сыновей деканов, либо посредством их сыновей?

10. Тат: А какова телесная форма этих сущностей, отче?

Гермес: Это их в простонародье называют демонами, но демоны не составляют особый род сущностей, они не имеют различных тел, сделанных из особой материи, и их не движет душа, как нас; они суть просто Силы, исходящие от этих тридцати шести богов.

11. Кроме того, заметь еще, о Тат, иное воздействие деканов: они сеют на земле семена, которых называют танами (танас; Скотт: демоны), одни благодатные, иные смертоносные.

12. Более того, во время своего движения по небу они рождают себе иные звезды, как бы помощников (Скотт: Литургов), которые для них суть слуги и воины. Эти помощники (Скотт: по распоряжению деканов) распространяются в эфире, перемещаются в нем и заполняют всю его протяженность так, чтобы в высотах не было пространства, свободного от звезд. Они следят за Порядком Вселенной (Фестюжьер: служат украшением Вселенной) и обладают своей собственной силой, хотя и подчиненной силе тридцати шести деканов. Это они то тут, то там разрушают иные живые существа и плодят бестий, портящих земные плоды.

13. Под ними находится то, что называют Медведицей, составленной из семи звезд в середине зодиака, имеющей для равновесия другую медведицу над своей головой. Деятельность Медведицы подобна деятельности оси, поскольку она никогда не заходит и не восходит, но все время находится в одном и том же месте и вращается вокруг одной и той же точки, будучи тем самым причиной вращения зодиакального круга и перехода Вселенной из ночи в день и изо дня в ночь.

14. За Медведицей следуют иные хоры звезд, которых мы не сочли достойными иметь названия, но те, которые придут после нас, наследуя, в свою очередь, действительность (Менар: нас), дадут им имена.

15. Под Луной суть звезды иного рода - смертные, недеятельные, имеющие короткое существование, вышедшие из испарений самой земли в воздухе, окружающем землю. Мы сами видим, как они разрушаются, подобные по своей природе бесполезным земным тварям, они рождаются только для того, чтобы умереть, как род мух, блох, червей и иных им подобных. Сии твари действительно, о Тат, не содержат в себе пользы ни для человека, ни для мира, напротив, они мешают и вредят, поскольку они суть излишества Природы и рождаются без цели. Так же и эти звезды, вышедшие из испарений земли, далеки от того, чтобы достичь высот, - у них нет на это силы, ведь они поднимаются снизу - влекутся вниз по причине своего большого веса. По природе своей они быстро распадаются, и, однажды рассеявшись, они падают обратно на землю, не производя никакого воздействия, разве что сотрясая воздух, окутывающий землю.

16. Существует иной род звезд, о Тат, - то, что называют кометами. Они появляются в свое время и вскоре снова исчезают, они не восходят, не заходят и не рассеиваются, рождаясь как видимые посланцы и предвестники событий, которые вскоре должны повлиять на судьбу рода людского. Они занимают пространство под кругом Солнца. Когда в мире должно что-либо случиться, они появляются будь то на востоке, будь то на севере, будь то на западе, будь то на юге и, сияя в течение нескольких дней, возвращаются под круг Солнца, где они пребывают невидимыми после того, как они показались. Мы назвали их звездами-пророками. Такова природа звезд.

17. Звезды (астерес) отличаются от созвездий (астра). Астерес называют звезды, которые плывут по небу, астра неподвижные звезды на теле неба, движущиеся вместе с небом: двенадцать из астра названы знаками зодиака.

18. Тот, кто знает эти вещи, может иметь точное понятие Бога и даже, осмелюсь сказать, может видеть Бога и, увидев его, стать блаженным.

Тат: Воистину блаженный, отче, тот, кто увидел Бога!

Гермес: Но невозможно, сын мой, достигнуть этого счастья, пребывая в теле. Тем не менее, необходимо сначала упражнять свою душу здесь, в подлунном мире, чтобы, прибыв туда, где позволено созерцать Его, она не сбилась с пути.

19. Что же касается тех людей, которые обожают свое тело, они никогда не смогут наслаждаться созерцанием Прекрасного и Блага. Ах! как велико благолепие, сын мой. Того, Кто не имеет ни формы, ни цвета, ни тела (Meнар: Ибо это благолепие, не имеющее ни формы, ни цвета, ни тела)!

Тат: Но может ли быть что-либо Прекрасное, отче, вне формы, цвета и тела?

Гермес: Только Бог, сын мой, или, скорее, Существо, большее, чем То, Что можно назвать Богом (Скотт: слишком великое, чтобы его назвать Богом). (Стобей, "физические эклоги", XXII, 9.)
 
 

VII. 1. Всемогущее божество (даймон) пребывает в середине Вселенной, сын мой (Фестюжьер: вращаясь вокруг своей оси), следя за тем, что делает на земле человек. В божественном Порядке все управляется Провидением и Необходимостью, человеку же для этого предопределено Правосудие (Скотт: Карающее Правосудие).

2. Провидение и Необходимость держат в своих руках Порядок вещей, поскольку они божественны и не хотят и не могут грешить: ведь невозможно, чтобы божественное свернуло с пути истинного - из этого исходит его неспособность грешить. Правосудие же установлено для того, чтобы наказывать людей, которые грешат на земле.

3. Ведь род людской грешен, ибо он смертен и составлен из плохой материи, и чаще всего случается соскальзывать тем, кто лишен способности видеть Бога (Менар: и род людской) подвержен порокам, когда его не поддерживает вид божественных вещей). И на них в основном воздействует Правосудие. Они подвержены Судьбе Силами, воздействующими на них при рождении, и Правосудию - за грехи, совершенные ими на протяжении их жизни. (Стобей, "Физические эклоги", IV, 52.)
 
 

VII. 1. Тат: Ты научил меня всему, отче, но напомни мне еще, что зависит от Провидения, что от Необходимости, а что от Судьбы.

2. Гермес: Я уже говорил, о Тат, что в нас суть три вида бесплотного. Первое есть умопостигаемое: оно не имеет ни цвета, ни формы, ни тела, вышедшее из сущности первичной и умопостигаемой.

3. Однако в нас есть формы, противостоящие (текст испорчен; Менар: соответствующие; Скотт: иные - часть души, в которой пребывает рассудок) этому умопостигаемому: оно получает (умопостигаемое) (Менар: их); по крайней мере, часть (Скотт: бессловесная часть), приведенная умопостигаемым в движение согласно определенной степени разумности (логон; Тейлер: к чему-то рациональному) и получившая (умопостигаемое) (Менар: которое получено умопостигаемым), сразу изменяет форму движения, и оно (Менар: которое есть; Скотт: ...изменяется в) есть образ мысли Творца.

4. Третий вид бесплотного суть качества, сопутствующие телам: место, время, движение, очертания (схэма), поверхность (эпифанейа; Менар: блеск), величина, форма (эйдос). Есть их два рода: качества сами по себе и качества тел. Качества сами по себе суть: очертания, цвет, форма, место, время, движение. Качества, описывающие тело, суть: очерченные очертания (эсхэматиосменон схэма), частный цвет (кехросменон хрома), сформированная форма (меморфоменэ морфэ), поверхность (Менар: проявление), величина: эти качества участвуют в первых (текст искажен; Менар: эти вещи вовсе не участвуют в этом).

5. Умопостигаемая сущность, поскольку она близка к Богу, имеет свободное управление самой собой и власть, сохраняя сама себя, спасать иное, поскольку сама сущность не подчинена Необходимости, но когда она удаляется от Бога, она избирает для себя телесную природу (ее выбор зависит от Провидения) и становится вещью этого мира (Скотт: становится предметом Необходимости, которая правит Вселенной).

6. Бессловесное (Скотт: Часть души, лишенная рассудка) движется в некоторой степени рассудительно.

7. Так, ум зависит от Провидения, лишенное рассудка - от Необходимости, а качества тел - от Судьбы. В этом состоит учение о вещах, зависящих от Провидения, Необходимости и Судьбы. (Стобей, "Физические эклоги", V, 8.)
 
 

IX 1. Вся материя рождена, сын мой, но она существовала (всегда?), так как она есть вместилище становления, а становление есть способ деятельности Нерожденного и Предвечного - Бога. Получив зерно становления, материя начала существовать.

2) Она родилась подвижной и получала формы по мере своего формирования. Бог (Менар: творческая Сила) посредством изменений придает материи формы. И для материи "не быть рожденной" значит "не иметь формы", она рождается, когда Бог что-либо из нее творит. (Стобей, "Физические эклоги", XII, 2.)
 
 

X 1. Вот что можно сказать о трех временах: они не существуют отдельно друг от друга и не соединены друг с другом (Фестюжьер: не коррелятивны), но с другой стороны, они соединены друг с другом (Фестюжьер: коррелятивны) и существуют сами по себе.

2. Разве можно представить, что настоящее существует без минувшего? Это невозможно, поскольку настоящее рождается из минувшего, а грядущее - из настоящего.

3. Если нужно исследовать вещи до глубины, то мы будем рассуждать так: минувшее отошло в то, что больше не существует; грядущее не существует, поскольку оно еще не наступило; настоящее же не может длиться - оно есть лишь мгновение. И как назвать его настоящим, если оно не останавливается ни на мгновение, если оно не может стоять (быть фиксированным)?

4. Кроме того, по мере того как минувшее соединяется с настоящим, а настоящее - с будущим, они становятся одним временем (ибо они не существуют отдельно друг от друга) по причине своей тождественности, своего единства и своей протяженности.

5. Так, время есть протяженно и раздельно, будучи одним и тем же. (Стобей, "Физические эклоги", IX, 41.)
 
 

XI 1. Гермес: (Скотт: Хиферто, я изложил тебе учение во многочисленных речах) Теперь, сын мой, я хочу подытожить в кратких изречениях все, что я тебе говорил. Ты поймешь мои слова и вспомнишь все, что ты услышал от меня.

2. (1) Все сущее движимо, только небытие неподвижно.

(2) Все тела подвержены изменениям, но лишь некоторые тела подвержены разложению.

(3) Не всякая тварь смертна, не всякая тварь бессмертна (Скотт допускает: Все живые существа рождены, но не все живые существа смертны).

(4) Все тленное подвержено разрушению; непрерывное неподвижное есть вечное (Скотт: только нетленное вечно; Менар: нетленное подвержено порче, непрерывное есть неподвижное, неподвижное есть вечное).

(5) То, что всегда пребывает в становлении, всегда пребывает также в разрушении, но то, что рождено однажды раз и навсегда, то никогда не разрушается и не становится иной вещью.

(6) Первый - Бог, второй - мир, третий - человек.

(7) Мир для человека, человек для Бога (Скотт допускает: Мир создан Богом, человек - средствами космоса).

(8) Чувственная часть души смертна, рассудочная бессмертна.

(9) В целостности своей сущность бессмертна; в совокупности своей сущность подвижна (Менар, Скотт: подвержена изменению; Скотт: но не вся подвержена разрушению).

(10) Все (пан) есть двойное (диттон; Скотт: кинетон "подвижное"), ничто не пребывает в покое.

(11) Не все вещи движимы душой, но душа движет всем (Фестюжьер: Существом; Скотт: Не все вещи движимы, но все, что движимо - движимо душой).

(12) Все, что подвержено воздействию, имеет ощущение; все, что имеет ощущение, подвержено воздействию (Скотт: Все, что имеет ощущение, подвержено воздействию, только ум свободен nr внешнего воздействия).

(13) Все, что подвержено печали, подвержено также и наслаждению; но не все, что способно испытывать наслаждение, подвержено печали (Менар: То, что страдает и наслаждается, есть тварь смертная; то, что наслаждается, но не страдает, есть тварь бессмертная).

(14) Не все тела подвержены болезням; всякое тело, подверженное болезни, тленно.

(15) Ум (нус) есть в Боге, рассудок (логисмос) есть в человеке, рассудок есть в уме. Ум не подвержен воздействию.

(16) В теле нет ничего истинного, в бесплотном нет ничего неистинного.

(17) Все рожденное подвержено изменению, но не все рожденное подвержено разрушению.

(18) Нет ничего благого на земле, нет ничего плохого на небесах.

(19) Бог благ, человек есть плох.

(20) Благо желательно, зло нежелательно.

(21) Боги выбирают вещи благие как благие; человек выбирает вещи плохие, принимая их за благие.

(22) ... (Скотт предлагает: Подчинение законам соединяет с Богом; беззаконие настраивает против Бога.)

(23) ... (Скотт предлагает: Закон Божий есть добродетель; закон человеческий есть порок.)

(24) ... (Скотт предлагает: Для космоса время есть циклическое движение; для человека время есть разрушение.)

(25) Все, что на Небесах, неизменно; все, что на земле, подвержено изменению.

(26) На Небесах нет ничего порабощенного, на земле нет ничего свободного.

(27) На Небесах нет ничего неизвестного (Фестюжьер: непознаваемого), на земле нет ничего известного (Фестюжьер: познаваемого).

(28) Нет пути от небесных вещей к земным, есть путь от вещей земных к небесным (Менар: Нет ничего общего между вещами небесными и земными).

(29) На Небесах все без изъяна, на земле все достойно хулы.

(30) Бессмертное не есть смертное, смертное не есть бессмертное (Скотт предлагает: Бессмертное не подвержено страданию (воздействию), только смертное подвержено страданию).

(31) Не все, что зачато, рождается, но все, что рождено, было зачато (Скотт: Не все, что рождено, смертно, но все, что смертно, было рождено).

(32) Тела тленные имеют два времени: одно - от зачатия до рождения, другое - от рождения до смерти; тела вечные имеют только одно время начиная от их рождения.

(33) Тела тленные увеличиваются и уменьшаются (Скотт: ...а тела нетленные не увеличиваются и не уменьшаются).

(34) Материя тленная превращается в противоположную себе (то есть в нетленные стихии; Менар: ...имеет два противоположные превращения: рождение и разрушение), материя вечная превращается в саму себя и ей подобное.

(35) Рождение человека есть начало разложения, разложение человека есть начало рождения.

(36) То, что перестает существовать, начинает существовать, и то, что начинает существовать, перестает существовать.

(37) Среди вещей одни суть в телах, иные в формах, еще иные - в Силах. Тело есть в формах, форма и Сила суть в теле (Скотт: Формы и Силы бесплотны, но пребывают в телах).

(38) Бессмертное не участвует в смертном, смертное участвует в бессмертном (Менар: Бессмертное ничего не получает от смертного, смертное получает от бессмертного).

(39) Смертное не входит в бессмертное тело, бессмертное входит в смертное тело.

(40) Силы устремлены не снизу вверх, но сверху вниз.

(41) Земные вещи не приносят никакой пользы вещам небесным, небесные вещи приносят пользу вещам земным.

(42) Небо есть обитель тел вечных, земля есть обитель тел тленных.

(43) Земля лишена смысла (алогос), Небо наделено смыслом (логикос).

(44) ... [Текст испорчен; Менар: Небесные вещи суть на небесах, земные - на земле; Скотт предлагает: Небесные вещи подчинены Провидению, земные Необходимости; Фестюжьер предлагает: Небесные вещи подчинены Небу, земные господствуют на земле. (К. Б.)]

(45) Небо есть первая стихия, земля - вторая.

(46) Провидение есть божественный Порядок (Менар: Божественное Провидение есть Порядок), Необходимость есть орудие Провидения.

(47) Случай есть беспорядочное (Фестюжьер: ...и слепое) движение, призрак Силы, обманчивое наваждение (Скотт предлагает: ...умение есть Сила, действующая в божественном Порядке).

(48) Что такое Бог? Нерушимое и благое. Что такое человек? Подвижное и плохое.

3. Если ты будешь помнить эти изречения, тебе будет легко также вспомнить более обширные объяснения, которые я тебе давал, так как эти изречения суть их краткое изложение.

4. Однако избегай беседовать об этом с толпой: не потому, что я хочу, чтобы ты ревностно хранил наше учение, а потому, что толпа высмеет тебя. Подобное любит подобное, а между различным нет дружбы. Речи сии требуют лишь небольшого числа слушателей, а возможно, и этого небольшого числа не найдется.

5) Кроме того, они (эти речи) имеют особенное свойство: плохих они еще больше толкают ко злу. Поэтому необходимо беречься толпы, поскольку она не понимает чудесного могущества (Менар: добродетели) этого учения.

Тат: Что ты хочешь сказать, отче?

Гермес: Вот что, сын мой. Существо человеческое в совокупности своей чрезвычайно склонно к пороку - он (порок) рождается и возрастает вместе с ним, потому оно получает от него наслаждение. И существо сие, если оно узнает, что мир имел начало и что все происходит согласно Провидению и Необходимости, поскольку Судьба правит всем, тварь сия станет еще хуже (Фестюжьер: не станет ли оно еще хуже?). Она начнет презирать мир как нечто имеющее начало (Менар: сотворенное) и возлагать на Судьбу ответственность за зло, и с этого момента не будет зла, от совершения которого она бы воздержалось. Так берегись же говорить с толпой, чтобы, будучи в неведении, она была менее преступна из страха перед неизвестным. (Стобей, "Физические эклоги", XLIII, 1.)


НОВЫЙ
ЗАВЕТ:
 
ВЕТХИЙ
ЗАВЕТ:
 

оцените наш сайт:


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru