НОВЫЙ
ЗАВЕТ:
 
ВЕТХИЙ
ЗАВЕТ:
 

оцените наш сайт:

Апокрифы, околохристианские тексты

Библиотека Наг-Хаммади | Новозаветные апокрифы | Ветхозаветные апокрифы | Герметизм | Гностицизм | Свитки Иудейской пустыни | Исследования


Самая детальная информация композитные бассейны здесь.
Асклепий, 21-29



Герметический трактат Асклепий был составлен на греческом, но в полной форме существует только в латинском переводе. Изначально он назывался Совершенным Учением. Текст VI,8 - коптский перевод большой подборки из середины этого трактата. Он отличается от латинского текста по многим позициям, но, тем не менее, опознаваем из того же источника как латинский ввиду сходства содержания и способа расположения. Два греческих пассажа из середины Асклепия утеряны, и текст VI,8 стилистически ближе к ним, чем к более экспансивному и риторическому латинскому тексту.
У текста VI,8 нет заглавия ни в начале, ни в конце - у единственного в данном Кодексе. Предполагалось, что заголовок мог быть стерт из начала трактата и заменен найденной здесь заметкой переписчика, но дотошная оценка манускрипта указывает на малую вероятность этого. Поскольку заметка переписчика предполагает, что Благодарственная Молитва (VI,7) является вставкой переписчика, вероятно, что текст VI,8 изначально мог быть продолжением текста VI,6 (Рассуждения об Огдоаде и Эннеаде). В таком случае ныне утерянный заголовок текста VI,6 также мог быть сохранен для этого.
Трактат существует в форме диалога между герметическим учеником, Асклепием (двое прочих, Тат и Амон, упомянуты в 72,30-31) и мистагогом, Трисмегистом (обозначенным как Гермес в прочих герметических трактатах). В целом Асклепий, вероятно, использовался в культово-назидательном контексте (см. Введение к VI,6). Содержание текста размещено в пяти основных частях.

1) 65,15-37. Тайный опыт (здесь не описанный) уподоблен сексуальной связи, в которой он требует интимного взаимодействия между двумя группами, в которых (согласно воззрению Гермеса Трисмегиста) каждый получает нечто от другого.

2) 65,37-68,19. Обсуждение разделения между праведными и нечестивыми вместе с последними разделен процессом обучения и знанием и, впоследствии, неведением. Человеку нужны обучение и знание для сдерживания вредоносных страстей и для того, чтобы стать благим и бессмертным. В самом деле, обучаясь и познавая, человек делается лучше богов, ведь тогда он и смертен, и бессмертен одновременно.

3) 68,20-70,2. Трисмегист доказывает, что люди создают богов по своим подобиям.

4) 70,3. Эта часть отмечена началом апокалиптического в повествовании. Она кажется длящейся только до 74,6 по контрасту с латинским Асклепием, где она точно длится до 331,11 (в нашем тексте - до 74,11). Здесь описана кара, которая снизойдет на Египет, а также последнее деяние Бога-творца во имя их прекращения и приведения Вселенной к [новому] рождению. Эта часть, возможно, была изначально независимой. Здесь есть значительное число параллелей с египетскими идеями, которые можно отследить назад вплоть до птолемеевского периода и ранее. Но параллели также можно найти у Платона, стоиков, севильских оракулов и в Новом Завете. Некоторые полагали, что этот апокалипсис изначально был иудейским писанием, тогда как другие предполагают, что он был изначально египетским из-за большего числа и из-за древности таких параллелей. Эти две идеи не должны исключать друг друга во взгляде на крупную, древнюю и литературно активную общину Египта.

5) 74,7-78,42. Здесь идет обсуждение неминуемой участи человеческой личности. Восстановление природы грешников основано на вечной воле Божьей, выражающейся в устройстве благой Вселенной. Затем описан план этой Вселенной. "Вышины Небесные" контролируются Богом. Прочие области, включая землю, контролируются другими богами. Каждая личность должна идти в город на западе ("место мертвых"?). душа отделяется от ела и следует в "середину воздуха", чтобы быть осужденной Великим Демоном, присуждающим награду или наказание.
 
Латинский Асклепий - один из группы герметических текстов, расположенных среди герметических трактатов, являющихся пантеистическими, и потому отдельно идут эллинистические тексты и те, что утверждают дуализм. Трактаты этой группы являются смесью обоих акцентов. Вдобавок к Асклепию это Corpus Hermeticum IX, X и XII. Данная выдержка из Асклепия, т.е. текст VI,8, включает в себя и пантеизм, и дуализм. Пантеизм внешне выражен в 75,10-11 ("Он [Бог] - в каждом месте, и он надзирает за всяким местом"). Его также можно увидеть в том убеждении, что Вселенная есть благо (74,33-36) и что демиург и земная богиня являются благодетелями (75,13-24), а также в панегирике Египту (70,3-9). Этот дуализм можно найти в дискуссии о двух природах человеческих (66,9-67,34), но будет ли это приписано гностицизму, как думали некоторые, или просто выражению дуализма, в основном общему в греко-римском мире, - неясно.
Пантеизм, упомянутый выше, с его позитивной оценкой мира сего, представлял собой проблему для тех исследователей, которые утверждали, что Кодекс VI как собрание текстов имел свой источник в гностической среде. Предполагалось, что, вероятно, пантеистические части были недооценены составителем, увлекшимся дуализмом; пантеистические элементы, однако, удалить не смогли. Кажется, лучше было бы предположить, что данный Кодекс не мог иметь источника в гностической среде. Среди восьми его трактатов есть и две прочие герметические составляющие (трактаты 6 и 7), искаженная выдержка из Государства Платона (трактат 5), не гностический рассказ о деяниях апостолов (трактат 1) и трактат, не содержащий четких указаний на гностическое влияние (трактат 2). Что касается двух оставшихся трактатов (3 и 4), то первый из них был назван сомнительно-гностическим, и лишь второй из них кажется включающим в себя отдельные гностические идеи. Таким образом, когда содержание этого Кодекса в целом было оценено, создалось ощущение смешанного собрания "духовных" фрагментов без какой-либо четкой идеологической тенденции, пронизывающей их. Единственной общей темой в них могла быть конечная судьба личности - темой, которой и заканчивается Асклепий 21-29 и, следовательно, Кодекс в целом. Вероятно, нет способа узнать, как данный Кодекс нашел свой путь в собрание преимущественно гностических трудов.
 

© Ed. by James M. Robinson. The Nag Hammadi Library in English.
Revised edition. San-Francisco, 1988. Pages 330-331.
By James Brashler, Peter A. Dirkse & Douglas M. Parrott,
пер. с англ. - А. Мома.






    "... И если ты (Асклепий) желаешь увидеть действительность этой тайны, то тебе следовало бы увидеть замечательное представление половых сношений, имеющих место между мужчиной и женщиной. Ибо когда сперма достигает кульминации, она извергается. В этот момент женщина получает силу мужчины. Мужчина же, в свою очередь, получает силу женщины, когда сперма проделывает это.
    Поэтому тайна полового сношения совершается скрытно, чтобы два пола не могли опозориться перед многими, не испробовавшими этой действительности. Ибо каждый из них (полов) содействует порождению своим (собственным участием). Ибо если оно происходит в присутствии тех, кто не понимает действительности, (оно) смехотворно и невероятно. И, более того, они - святые тайны, как в словах, так и в делах, ибо о них не только не слышно, их не видно.
    Следовательно, такие люди (неверующие) кощунствуют. Они атеисты и нечестивцы. Иных же немного. Пожалуй, мало набожных, которых подсчитали. Потому злобность остаётся среди многих; ведь изучение тех предметов, которые предначертаны, не в ходу среди них. Ибо знание того, что предписано, является истинным исцелением страстей материи. Следовательно, изучение - нечто производное от знания.
    Но если есть невежество, а изучение не пребывает в человеческой душе, (тогда) неустранимые страсти упорствуют в ней (в душе). И от них (страстей) исходит дополнительное зло в форме неизлечимой раны. И рана сия постоянно вгрызается в душу, и из-за неё душа создаёт из зла червей и смердит. Но Бог - не причина всего этого, ведь он послал людям знание и поучение".

    "Трисмегист, он послал их только людям?"

    "Да, Асклепий, он послал их им одним. И нам подобает сказать тебе, почему только людям даровал он знание и поучение, выделение своего добра.
    Итак, слушай! Бог и Отец, и даже Господь, сотворил человека вслед за Богами, и он воздал ему от Области Материи. Ведь материя вовлечена в сотворение человека, [...] и страстей в н(ей). Поэтому они продолжительно дули на тело его, ибо сия живая тварь не смогла бы существовать каким-либо иным способом, кроме поедания этой вот пищи, ведь он - смертен. Также неизбежно и то, что в нём обитают несвоевременные страсти, которые вредны. Ибо Боги, поскольку они начали быть из Чистой Материи, не нуждаются в поучении и знании. Ибо бессмертие Богов - это поучение и знание, поскольку они начали быть из Чистой Материи. Оно (бессмертие) заняло ради них место знания и поучения. По необходимости он (Бог) установил для человека границу; он поместил его в поучение и знание.
    Что касается этих предметов (поучения и знания), упоминаемых нами с самого начала, то он (Бог) совершенствовал их для того, чтобы  через них он мог бы обуздывать, согласно своей воле, страсти и зло. Он привнёс его (человека) смертное существование в бессмертие. Он (человек) стал добрым (и) бессмертным, подобно тому, как я уже сказал. Ибо он (Бог) сотворил для него двойственную природу: бессмертную и смертную.
    И так случилось по воле Божьей, что человек был лучше богов, ведь, в самом деле, боги бессмертны, но одни лишь люди и бессмертны, и смертны. Поэтому человек стал сродни богам, и они достоверно знают дела друг друга. Боги знают человеческое, а люди знают божеское. А я говорю о тех людях, Асклепий, которые постигли поучение и знание. Но (о) тех, кто более тщетны, чем они, нам вообще не подобает говорить что-либо существенное, ведь мы - божественны и представляем святые дела.
    Поскольку же мы стали рассматривать вопрос о причастии между богами и людьми, то знай, Асклепий, что в каком человеке может быть прочным! Ибо подобно тому, как Отец, Господь Вселенной, создаёт богов, и точно таким же способом человек, эта смертная, земная, живая тварь, та, которая не подобна Богу, также сам творит богов. Он не только усиливает, но он также и усилен. Он не только Бог, но также и создаёт богов. Ты удивлён, Асклепий? Или ты сам ещё один неверующий подобно многим?"

    "Трисмегист, я согласен с теми словами, (которые сказаны) мне. И я верю тебе, как ты говоришь. Но я также и удивлён был рассуждением об этом. И я решил, что человек благословен, ведь насладился он этой Великой Силой."
 
    "И то, что величественнее всего этого, Асклепий, достойно восхищения. Теперь нам ясно насчёт Расы Богов, и мы исповедуем её вместе со всякой иной, ибо она (Раса Богов) начала быть из чистого вещества. И тела их - только головы. Но то, что творят люди - это подобие богов. Они (боги) - из самой дальней части вещества, а он (объект, сотворённый людьми) - из внешней (части) бытия людей. Они (те, которых сотворили люди) - не только головы, но (они) также - все прочие части тела, согласно их подобию. Подобно тому, как Бог возжелал, чтобы Внутренний Человек был сотворён по образу его, точно также и человек на земле создаёт богов по подобию своему."
 
    "Трисмегист, ты не говоришь об идолах, не так ли?"

    "Асклепий, ты сам говоришь об идолах. Ты видишь, что ты сам, Асклепий, снова не веруешь в данное рассуждение. Ты говоришь о тех, у кого есть душа и протяжённость, что они - идолы: те, кто приводит к сим великим событиям. Ты говоришь о тех, кто пророчествует, что они - идолы: те, кто даёт людям болезнь и исцеляет, чтобы [...] их.
    Или не ведаешь ты, Асклепий, что Египет - Образ Небесный? Более того, он - место обитания Небес и всех Сил, которые на Небесах. Нам подобает изрекать истину, что наша земля - храм мира. А тебе не подобает пребывать в неведении, что настанет время здесь (т.е. на нашей земле), (когда) египтяне будут казаться тщетно служившими Божественности, и вся их деятельность в их религии будет презираема. Ибо всякая Божественность покинет Египет и побежит к Небесам. И Египет овдовеет, он будет покинут богами. Ибо чужестранцы придут в Египет, и они будут править им. Египет!.. Более того, египтянам будет запрещено поклонение Богу. Кроме того, их ждёт самое страшное наказание, особенно если кто-то из них будет найден поклоняющимся (и) воздающим почести Богу.
    И в тот день та страна, которая была набожнее всех стран, станет нечестивой. Она не будет больше полной храмов, но будет полной могил. Она будет полна не богов, но трупов. Египет!.. Египет будет подобен басням. И объекты вашей религии будут [...] чудные вещи и [...] и как будто ваши слова - камни и замечательны (они). И варвар будет лучше тебя, египтянин, в религии своей, скиф ли он, или индус, или кто-то ещё в этом роде.
    И что же это такое, что говорю я о египтянине? Ибо они (египтяне) не покинут Египет. Ибо (в) то время, (когда) боги покинут землю египетскую и сбегут на Небеса, тогда все египтяне умрут. И боги, и египтяне сделают Египет пустыней. А что до тебя, река, то настанет день, когда течение твоё будет более кровавым, нежели водным. И мёртвые тела будут (выситься) выше дамб. И тот, кто мёртв, не будет оплакиваем столь же обильно, как тот, кто жив. В самом деле, последний человек будет известен во второй период (времени) как египтянин (только) из-за своего языка. - Асклепий, что же ты плачешь? - Он будет казаться на таможнях своих подобным чужестранцу. Божественный Египет претерпит от зла больше, чем они. Египет - любимец Бога и жилище богов, школа религии - станет примером безбожия.
    И в тот день мир не будет удивлён, [...] и бессмертием, и не будет он почитаем  [...], ведь мы говорим, что он - не добрый  [...]. Он не стал ни чем-то единым, ни дивным видом. Но есть опасность, что он станет бременем для всех людей. Поэтому он будет презираем - красивый Божий мир, несравненная работа, энергия, обладающая добром, формирующий человека образ. Тьму предпочтут свету, а смерть предпочтут жизни. Никто не будет пристально взирать на Небеса. И набожный человек будет считаться безумным, а нечестивый человек будет почитаться как мудрый. Человек, который боится, будет считаться сильным. А добрый человек наказан будет словно преступник.
    А что касается души, и того, что с ней связано, и того, что от бессмертия вместе со всем остальным, о чём я уже говорил вам, Тот, Асклепий и Омон, то они не только будут считаться нелепыми, но обо всём этом также будут думать как о тщетном. Но - верьте мне, (когда я говорю), что люди этого типа будут поставлены под угрозу наистрашнейшей опасностью для их душ. И будет установлен новый закон...
(2 строки не читаются)...
... они будут...
(1 строка не читается)...
... добра. Падшие ангелы останутся среди людей, (и) пребудут с ними, (и) неосмотрительно поведут их к дурным делам, а также к атеизму, войнам и грабежам, уча их тому, что противно природе.
    В те дни будет неспокойна земля, а люди не будут ни плавать по морю, ни знать звёзды на небе. Всякий священный голос слова Божьего стихнет, а воздух будет отравлен. Таково безумие мира сего: атеизм, бесчестие и невнимание к благородным словам.
    И когда всё это случилось, Асклепий, тогда Господь, Отец и Бог от единственного, Первого Бога, Творец, взглянул на всё случившееся (и) восставил свой расчёт, который благ, в противовес беспорядку. Он устранил ошибку и урезал зло. Временами он погружал его в великий потоп; в других случаях он сжигал его в палящем огне. В иные же времена он дробил его в войнах и смутах, пока он не...
(4 строки не читаются)...
... труда. И таково рождение мира сего.
    Восстановление же природы набожных, которые добры, будет происходить в тот период времени, который никогда не начинался. Ибо нет начала у воли Божьей; даже у природы Его, которая суть воля Его, (нет начала). Ибо природа Божья суть воля. И воля Его блага".

    "Трисмегист, не есть ли тогда цель (то же самое), что и воля?"

    "Да, Асклепий, поскольку воля (включена) в Совет. Ибо он (Бог) не желает того, что есть у него от Изъяна. Ведь Он полон в каждой части, Он жаждет полноты. И есть у Него всякое благо. И Он волен в том, в чём воля Его. А потому у Него есть всё. И Бог волен в том, в чём воля Его. И благой мир - образ Благого".

    "Трисмегист, но благ ли мир?"

    "Асклепий, он благ, как я и буду учить тебя. Ибо подобно тому, как...
(2 строки не читаются)...
... души и жизни [...] мира сего [...] исходят в материю, те, которые благи, смена климата, и красота, и созревание плодов, и всё то, что подобно им всем. Из-за этого Бог и контролирует Вышины Небес. Он - в каждом Месте, и Он приглядывает за каждым Местом. А (в) Его Месте нет ни небес, ни звезды. И он свободен от (этого) тела.
    Ныне же Творец надзирает в том Месте, что между небом и землёю. Он назван Зевсом, то есть Жизнью. Плутоний Зевс - господин над землёй и морем. И он не обладает питанием для всех живых смертных тварей, ибо Плод носит Кора. Силы же эти всегда сильны в Круге Земли. Эти же, из прочих, всегда от Того, Кто Есть.
    И Господа Земли станут удаляться. И они воцарятся в городе, который на окраине Египта и который будет выстроен к воцарению Солнца. Все люди войдут в него, придут ли они морем или берегом".
 
    "Трисмегист, где же будут те, которые ныне осели?"

     "Асклепий, в Великом Городе, что на Ливийской горе...
(2 строки не читаются)...
... он пугает [...] как великое зло, в невежестве материи. Ибо происходит смерть, которая суть разрушение трудов тела и Числа (Тела), когда она (смерть) исполняет Число Тела. Ибо это Число - гармония тела. Тотчас же тело умирает тогда, когда оно неспособно поддерживать человека. И вот смерть: растворение тела и разрушение ощущения тела. И не надо бояться ни этого, ни того, что от этого. Но (всё) то, что от этого - неизвестно, а (то, во что) не веруют - нечто пугающее".

    "Но что же неизвестно, или во что не веруют?"
    "Слушай, Асклепий! Есть Великий Демон. Великий Бог поставил его наблюдателем, или судьёй над душами людскими. И Бог поместил его в Середину Воздуха, между Землёй и Небом. Тотчас же, когда душа выходит из тела, нужно, чтобы она встретила этого Демона. Он же (Демон) немедленно окружит ее и станет испытывать ее на предмет того, что она развила в своей жизни. И если он обнаружит, что она набожно исполняла все деяния свои, ради которых он пришла в сей мир, то сей (Демон) позволит ей...
(1 строка не читается)...
... повернуть ее [...]. Но если он увидит [...] в ней [...] она провёл жизнь свою в злых делах, то он схватит ее, когда та взлетит вверх, и сбросит ее вниз, чтобы она застряла между небом и землёй и наказана была бы великим наказанием. И она будет лишена надежды своей и пребудет в великой боли.
    И душа та была помещена ни на Земле, ни на Небе, но вошла в Открытое Море Воздуха мира сего, в Место, где находится Великий Огонь, и Кристаллическая Вода, и Борозды Огня, и Великий Переворот. Тела же мучимы различными (способами). Иногда их бросают в огонь для того, чтобы он мог разрушить их. Ныне же я не скажу, что это - смерть души, ибо она была доставлена из зла, но это - смертный приговор.
    Асклепий, следует верить во всё это и бояться этого, чтобы мы не могли столкнуться с этим. Ибо неверующие нечестивы и согрешают. Впоследствии их вынудят уверовать, и они будут слышать не только то слово, что произносят уста, но ощутят саму Реальность. Ибо они продолжали верить, что они не смогут вынести всё это. Не только...
(1 строка не читается)...
    ... Сперва, Асклепий, умирают все те, кто на земле, а те, кто в теле прекращают [...] зла [...] с теми, кто от этого рода. Ибо те, кто здесь, не подобны тем, кто там. Так что вместе с демонами, которые [...] людей, они, несмотря на [...] там. То есть, это не одно и то же. Но истинно, Боги, которые здесь, наказаны будут больше, чем любой из прятавшихся здесь повседневно".

    "Трисмегист, каков же характер того запроса, который там?"

    "Ныне ты думаешь, Асклепий, что когда кто-либо берёт нечто в храме, то он нечестив. Ибо этот тип личности - тип воров и бандитов. А это дело касается богов и людей. Но не сравнивай тех, кто здесь с теми, кто из другого Места. Ныне я хочу тайно привести тебе это рассуждение. Ни одной его части не поверят. Ибо души, исполненные большого зла не придут и не отправятся в Воздух, но их поместят в Местах Демонов, исполненных боли, (и) которые всегда насыщены кровью и резнёй, и пищей их, которая суть рыдание, плач и стенание".

    "Трисмегист, кто же эти демоны?"

    "Асклепий, они - те, кого зовут душителями, и те, которые катят души по грязи вниз, и те, которые бичуют их, и те, которые бросают их в воду, и те, которые бросают их в огонь, и те, которые приводят к болям и бедствиям людским. Ибо им подобные - не от Божественной Души и не от разумной души человеческой. Скорее от ужасного зла они".
 
 

* * *


[Пер. с коптского - А. Мома.]


НОВЫЙ
ЗАВЕТ:
 
ВЕТХИЙ
ЗАВЕТ:
 

оцените наш сайт: